Авторская система

Психосинтез-универсальный механизм работы психики

 

Психосинтез в восточной версии — это не просто метод психотерапии, а универсальный механизм психологической жизни человека, который в процессе своей жизни накапливает впечатления, эмоции, опыт, жизненное мастерство.

Психосинтез может быть как осознанным, проводящимся под руководством опытного психотерапевта или самостоятельно (если личность, пытающаяся синтезировать свои полярности и множественность, является зрелой личностью), и неосознанным, стихийным, производящимся вслепую, как это делает большинство людей, собирающих внешние впечатления и внутренние переживания в копилку опыта.

Эти впечатления могут быть как позитивными, так и негативными, травматическими (в этом случае, чтобы освободиться от них, требуется сознательная работа, самостоятельная или руководимая специалистом).

Любая религиозная система, нравственно-духовные учения, школа практической психологии и психотерапии содержат свой вариант психосинтеза, помогающего их адепту накопить эмоционально–духовные переживания, опыт успешной борьбы со страстями и обрести совершенство определенного типа. Народная мудрость гласит:

«И стали они поживать, добра наживать». Это не о деньгах, а об опыте или мудрости жизни.

 

На каком языке общаются между собой субличности?

 

 Мало констатировать, что каждый из нас носит с собой целый набор субличностей. Необходимо понять, каков механизм взаимоотношений между ними, на каком языке общаются между собой субличности?. Это отчасти зависит от того, на каком этаже сознания эта субличность живет.

Бывают субличности, у которых большая часть, словно в болоте, увязает в низшем бессознательном.

Чем хуже эта субличность в моральном смысле, чем сильнее она заряжена негативными психоэмоциональными программами, чем больше она отклоняется от естественных норм психического здоровья, тем больше шансов, что она живет в полуподвале сознания —  низшем бессознательном.

Чем  лучше, чище и одухотвореннее наша субличность, тем вернее предположение о ее небесной родине — области сверхсознательного.

Чем более серой, неинтересной, «бытовой» является субличность, тем вероятнее, что она принадлежит к среднему бессознательному.

Потому взаимоотношения между субличностями носят как горизонтальный, так и вертикальный характер. Каждая из них своими методами борется за доминирование в пространстве сознания и доступ к центру принятия решения.

Субличности вынуждены общаться и взаимодействовать друг с другом, как некие маленькие человечки, оказавшиеся на небольшом пространственном «пятачке».

На каком языке общаются между собой субличности?

Иногда этот язык состоит из слов родной речи, с которыми одна субличность обращается к другой (выглядит это так, что человек разговаривает сам с собой). Но чаще таким языком оказываются акты внимания и воли, волновые энергетические и психические импульсы, образы, ощущения.

Субличности обмениваются друг с другом бессловесными мыслями, волевыми актами, эмоциями, желаниями.

Иногда такой контакт бывает почти прямым (это выглядит так, как если бы человек говорил сам себе некую фразу, а потом, как бы становясь на другую точку зрения, отвечал на это сообщение другим высказыванием).

В другой раз общение косвенное - субличности живут внутри нас, не зная и не желая знать своих соседей.

На каком языке общаются между собой субличности, принадлежащие к разным этажам человеческой психики? Мы знаем, что в психосинтезе Роберто Ассаджиоли «яйцо человеческого сознания» делится по крайней мере на три вертикальных этажа.

Если характеризовать их приблизительно, то:первый этаж-

это низшее бессознательное, которые связывается с инстинктами,

второй этаж- среднее бессознательное, составляющее слой, близкий к разуму и содержащий различные  умственные установки и логические схемы, доведенные до автоматизма,

 третий этаж- это высшее бессознательное или сверхсознание, хранящее в себе высокие переживания, источник интуиции и творчества, область духовных состояний.

Субличности, из которых человек могут находится на каком-то одном из этих этажей психики. Понятно, что они общаются и взаимодействуют между собой, причем законы этого взаимодействия различаются в зависимости от того, является ли это вертикальным или горизонтальным взаимодействием.

Суть вертикального взаимодействия между двумя или несколькими субличностями заключается в том, что более высокоразвитая субличность (например, волевое «Я») тянет за собой вверх более примитивную, незрелую субличность (ленивое или гедонистическое «Я»), которая, в свою очередь, сопротивляется и силой своей инертной тяжести пытается, наоборот, стянуть волевую субличность вниз.

Как правило, эти субличности плохо понимают друг друга: одна говорит «надо!», другая «я хочу!» или «я не хочу и не понимаю, зачем мне это надо». Можно сравнить эти два языка с двумя иностранными языками.

Горизонтальное взаимодействие между субличностями либо объединяет ресурсы энергии и внимания, помогая человеку обрести еще большую целостность, либо распыляет их, увеличивая дезинтеграцию.

Здесь язык импульсов и желаний более понятен для человека, хотя конфликтующие части из упрямства и по причине множественности нередко предпочитают друг друга не слышать.

Можно  сказать, что языки горизонтального уровня- это наречия одного и того же языка.

В любом случае от языка, на котором общаются субличности зависит  могут ли они понять друга друга или нет. Горизонтальный язык более понятен нам, даже если между субличностями назревает конфликт.

Чтобы понять вертикальный язык требуется больше усилий и необходимо, чтобы человек, познающая и наблюдающая часть сознания которого находится в среднем слое ( это значит, что он привык познавать себя прежде всего с помощью разума) старался подняться в более высокие слои сознания, в свое высшее бессознательное или сверхсознание.

Только  оно, сверхсознание (наш внутренний глубинный наблюдатель) может глубоко понять и наш средний слой сознания, связанный с рациональной частью ума (сам ум, пытающийся понять себя при помощи ума обречен на неудачу), и наше низшее бессознательное, плохо поддающееся ментальному анализу.

Только сверхсознание способно понять тот язык, на котором разговаривают между собой наши субличности и предложить им свой язык, объединяющий эти постоянно конфликтующие образования.

Овладев этим языком, наш наблюдатель может превратиться из следящего и констатирующего правителя в мощного внутреннего Царя, способного эффективно управлять внутренним государством нашей души.

 

 


Работа над собой