Авторская система

Психосинтез в контексте других систем психологии и психотерапии

 

Психосинтез и другие системы психотерапии

Что изучал Ассаджиоли?

Как видно из самого названия метода — «Психосинтез», он был некоей противоположностью психоанализа З. Фрейда, хотя Ассаджиоли стремился не столько к оппонированию той системы, из которой он изначально вышел, сколько к соединению всего лучшего, что было наработано З. Фрейдом, К. Юнгом, П. Жане.

Ассаджиоли прошел очень большой путь изучения человеческого и профессионального саморазвития, прежде чем представил свою систему психосинтеза на суд экспертного сообщества.

Образованнейший человек, к 18 годам владевший восемью языками, Ассаджиоли изучал не только западную философию, психологию, антропологию и психиатрию (работы З. Фрейда, К. Юнга, «Межличностная теория психиатрии» Г. Саливана, «Теория поля» К. Левина, антропология М. Мида и его этнографические исследования детства, гуманистическая психология А. Маслоу и др.), но и психологов экспериментального направления (Д. Майерс, У. Джеймс, Ш. Риши, Д. Райн).

Представители последнего направления зафиксировали наличие паранормальных способностей человека, связанных с внечувственным восприятием, ясновидением, телепатией, телекинезом.

Ассаджиоли использовал наработки психологов и психотерапевтов-практиков, работавших в области активных методов лечения и развития личности (к ним традиционно относили гипноз, суггестивные и аутосуггестивные методы, такие как различные формы гипноза, аутогенной и психорегулирующей тренировки Э. Куэ, И. Шульца, Д. Болдуина, методы медитативного транса, психодрамы Дж. Морено, групповой психотерапии).

 

Духовно-философские корни психосинтеза

Помимо изучения этих и других, развивающих память, внимание, мышление, воображение и волю методов Ассаджиоли опирался на данные набиравшего к тому времени силу направления психосоматики, изучал данные исследований интуиции, способностей, талантов и гениальности, стремился осмыслить природу состояний вдохновения и озарения.

Он много работал над текстами А. Бэка по космическому сознанию, над системами Г. Гурджиева и П. Успенского, штудировал теософию, психологию и мистику Востока: веданту, йогу и тибетский буддизм, — о чем свидетельствует его сотрудничество с известнейшим исследователем тибетского мистицизма, академиком Дж. Туччи, а также с уже упоминавшимися крупными деятелями духовной культуры, такими как супруги Н. и Е. Рерихи.

Как человека, глубоко изучавшего религиозно-духовную культуру и психологические корни человеческой этики, Ассаджиоли привлекали мыслители, указывавшие на большую роль нравственно-духовного начала в человеческой жизни. Биографы великого итальянца указывают на такие значимые для него имена и фигуры, как Ф. Ницше, А. Шопенгауэр, Г. Олпорт, А. Ангьял, А. Барук, А. Карузо, В. Франкл, Э. Фромм, К. Г. Юнг, А. Маслоу, А. Прогофф, О. Ранк, П. Сорокин, Х. Л. Урбан, Э. Мэй, О. Ранк, и другие, которых относят к направлению «ортопсихологии» (термин Маслоу), или «правильной психологии».

Следует подчеркнуть, что о различных аспектах синтеза говорили до Ассаджиоли и другие видные психологи: Жане (ментальный синтез), Кречмер (синтез бытия), Фрейд (синтезирующая функция «Я»).

Но они использовали этот термин прежде всего для обозначения конкретного метода лечения функциональной диссоциации, благодаря которому состояние относительной целостности, существовавшее перед диссоциацией, вследствие психологической травмы или сильного конфликта восстанавливалось.

Ближе к идеям психосинтеза подошли, по признанию самого Ассаджиоли, такие ученые, как Юнг, которого больше интересовала трансцендентная природа «Я», способного синтезировать другие психические элементы, а также A. Медер, А. Карузо, А. Стокер и Э. Кречмер, употреблявшие слова «психосинтез», «синтез существования» и «синтетическая психотерапия» в более широком и глубоком смысле, подразумевая развитие целостной и гармоничной личности, в том числе сознательной и бессознательной ее частей.

Ассаджиоли включил в свою доктрину идеи перечисленных авторов и создал систему, где идея психосинтеза носит более всеобъемлющий характер и выглядит вместе с тем более практически и технологично.

Итальянский психолог настаивал на необходимости подобного подхода, поскольку целый ряд психологов (Г. Олпорт, В. Франкл, Э. Фромм, А. Маслоу, Э. Мэй, О. Ранк), игнорируя явную глубинную противоречивость человеческой природы, утверждали, что личность изначально целостна.

Следует подчеркнуть, что Ассаджиоли не стал прямым оппонентом своего учителя. Он никогда не утверждал, что психоанализ является ложной системой.

Признавая за Фрейдом безусловный приоритет в сфере открытия внутри человека области бессознательного, Ассаджиоли говорил о неполноте и ограниченности психоанализа как метода работы с человеческим сознанием. В 1974 году, незадолго до смерти, он сформулировал наиболее существенные различия, которые у него есть с психоанализом.

В своем интервью с Сэмом Кином он так определил фундаментальное отличие этих двух систем:

«Мы обращаем гораздо больше внимания на высшее бессознательное и на развитие трансперсонального «Я». В одном из своих писем Фрейд сказал: «Я заинтересован только в подвале человеческого существа». Психосинтез же заинтересован во всем здании.

Мы пытаемся построить лифт, который позволит личности получить доступ к каждому своему уровню. В конце концов здание, в котором есть только подвал, очень ограничено. Мы хотим открыть путь на крышу, где можно будет принимать солнечные ванны или смотреть на звезды».

 

Процессы отождествления и разотождествления: как работает наша психика

Процессы отождествления и разотождествления: как работает наша психика

 

Ближайший ученик и сподвижник Роберто Ассаджиоли Петро Ферруччи подробно и с использованием зрительных схем описал процессы отождествления и разотождествления, происходящие в сфере психики:

«Разотождествление происходит путем наблюдения. Вместо того чтобы растворяться в ощущении, чувстве, желании или мысли, мы наблюдаем за ними со стороны без какой-либо оценки, без намерения изменить их, без какого бы то ни было взаимодействия с ними вообще.Мы смотрим на них как на нечто внешнее, будто рассматриваем некий пейзаж.

1.                Пустые круги означают содержания сознавания: чувства, ощущения, идеи и т. д. Точка обозначает «Я», которое на протяжении дня непроизвольно переходит от одного отождествления к другому: я зол, я счастлив, я устал.

2.                Можно переживать себя как чистое сознавание «я  есмь» без какого бы то ни было содержания. Из этой точки «Я» наблюдает все содержания сознавания, не отождествляясь с каким-либо из них.

 

3.                Согласно психосинтетической концепции, «Я» не является ни пассивным зрителем, ни актером. «Я» —  это режиссер-постановщик представления, отвечающий за его качество, своевременность и чуткое руководство.

4.                Когда «Я» явственно присутствует в личном опыте индивида, он может легко и полностью отождествиться с любым содержанием сознания, от романтической любви до неистового гнева или волчьего аппетита. Но он может также разотождествиться с любым из них. Сознавая себя как «Я», человек постоянно имеет свободу выбора».

 

Рис. 3

Приведенные выше схемы, в частности, схема 4, показывают, что если человек сумел занять центральную позицию по отношению к другим субличностям и разотождествиться с ними, внутренняя интегрированность человека возрастает.

Петро Ферруччи подробно описывает те результаты, к которым приводит практика самонаблюдения и разотождествления:

«Первым результатом такого наблюдения является освобождение от наблюдаемого. Если «мне страшно», я наблюдаю свой страх, я ясно вижу его очертания, я вижу, что страх — это не я, что он представляет собой нечто внешнее; я вижу, что сам я свободен от этого страха.

«Я» — это та наша часть, которая способна наблюдать любое содержание психики, не будучи вовлеченной в его атмосферу. Наличие такой части позволяет всей личности обрести равновесие, которое в противном случае было бы невозможным. Эту ситуацию можно проиллюстрировать восточной притчей о десяти глупцах. Десять глупцов переплыли реку; добравшись до другого берега, они захотели убедиться, что все живы и здоровы. Один из них начал считать, но забыл о себе и сосчитал только девять остальных. «Нас только девять, — заявил он. — Один из нас, должно быть, утонул». «Ты уверен, что посчитал правильно?» — спросил другой глупец и принялся пересчитывать, но о себе тоже забыл. Тут и другие глупцы этим занялись, но, сколько ни считали, результат был тот же — девять. Уверившись, что один из них утонул, они стали оплакивать его гибель, хотя не могли сообразить, чью именно. Проходивший мимо человек поинтересовался, что случилось, и глупцы ему объяснили. Поскольку перед ним стояли все десятеро, прохожий догадался, в чем дело, и стал считать их, прикасаясь к каждому по очереди и требуя, чтобы тот называл свой порядковый номер. «Один», — сказал первый. «Два», — произнес второй. И так добрались до последнего, который сказал: «Десять». Пораженные глупцы поблагодарили прохожего и порадовались благополучному исходу дела.

Эта история показывает, как легко стать жертвой иллюзии, не располагая единой точкой зрения на происходящее.

Чтобы иметь возможность составить ясное и верное представление о ситуации, нужно быть независимым от игры включенных в нее сил. В случае человеческой личности такие условия достигаются путем самоотождествления.

Самоотождествление можно сравнить с панорамной смотровой площадкой, поскольку с наблюдательного пункта «Я» мы можем обозревать общую картину вечно изменчивого содержания своей личности.

Первые четыре пункта приведенного ниже упражнения служат восхождению на эту смотровую площадку внутреннего пространства. Пятый пункт, естественно вытекающий из предыдущих, нацелен на то, чтобы пережить себя как чистое сознавание.

Если вернуться к четырем этапам психосинтеза, то квинтэссенцией метода можно считать именно последнюю стадию работы — соединение нового «Я», или сознательно выстроенного внутреннего психологического центра, с высшим «Я», то есть синтезирование двух «Я» в единое целое.

Петро Ферруччи, считавший, что «в психосинтезе «Я» не является ни пассивным зрителем, ни актером» и что оно — «скорее продюсер, ставящий шоу, отвечающий за качество, своевременность и чуткое руководство», выделил идею двух «Я»: трансперсонального и духовного.

 

 


Работа над собой