Интервью с Сергеем Ключниковым

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

- Как складывалась ваша система, ваши взгляды на человека? У кого вы учились?

- В молодости я много ездил по стране, а позже – по миру. Искал фрагменты знания о человеке, чтобы сложить их в единую систему. Меня интересовала наука управления собой, раскрытие энергетического потенциала, основы внутренней работы, практика медитаций, золотая даосская пилюля бессмертия, тайны творческой самореализации, трансперсональные состояния.

Длительное время я искал это вовне. А потом я понял, что я сам могу быть этой системой, учением, что искать надо в себе, и самое ценное – заставить работать то, что в тебе есть. Главный учитель - внутри тебя. И так устроен каждый.

- Но у вас всё же были какие-то учителя?

- Да, было несколько людей, которых я считаю учителями и в области психологии, и в области реальных практик саморазвития. Один из них - Евгений Николаевич Кирилев, очень глубокий человек, создавший свой синтез духовного пути. Я потом издал две его книги. Отношение к себе, к миру, волевая доминанта, идея наблюдателя, идея раскрытия «эмоционального сердца», поиск целостности, преодоление внутренней множественности – это я взял от него.

- Люди, умеющие управлять собой – они какие? По каким признакам вы их отличаете?

- По признакам осознанного внутреннего равновесия, энергии, которая от них идет, особой адекватности поведения, ясности ума. Еще одним моим учителем был Алексей Николаевич Дмитриев - ученый-эколог, «сибирский йог», мастер медитации, он очень много мне дал в плане закономерностей развития, видения, победы духа над формой, преодоления всего «слишком человеческого». Все это чрезвычайно сильные люди.

- Вы не упомянули еще дзэнскую спонтанность…

- В этом плане мне очень помогли тибетские мастера. Книги Тартанга Тулку, например. Да, я иногда встречал людей, в которых она проявлялась. Но чаще всего в России спонтанность всех этих подражателей Кастанеде или Ошо – это «с-понтам-ность», это просто люди с понтами. Русским как-то не идет работа в этом направлении. Чаще всего за этим проглядывают комплексы, от которых люди так вот избавляются, внутренне распоясываясь.

Ну, а еще из тех людей, кто сильно повлиял на мое развитие, могу назвать своего отца, поэта, философа, путешественника Юрия Ключникова. От него – все главные ориентиры в моей жизни: гармония, радость, светоносность, бескорыстие, готовность идти до конца за веру, за убеждения, помогать другим, следование своей творческой миссии.

Святослав Рерих произвел на меня очень большое впечатление – два раза мне с ним в свое время довелось встретиться. Я у него интервью брал. Помню, спросил его: «Как стать счастливым, успешным и гармоничным?» Он ответил: «Все очень просто, мой друг. Надо просто сознательно делать свой каждый день чуть лучше, чем прежний, и вы увидите, каким чудесным образом станет меняться ваша жизнь».

Поначалу я это воспринял как довольно банальный совет. Но когда я стал практиковать ежедневное планирование и подведение итогов, стал выстраивать свой день по принципу ступеньки лестницы, ведущей вверх – я понял, что это был совет истинного мастера жизни который знал, что говорил.

Я много учился и у разных буддийских мастеров, проходил практики, был на тренингах и ретритах - у Оле Нидала – это европейский буддист, у Чугдуда Трунгпу Ринпоче - это уже старый тибетский лама, живущий в Калифорнии. Он дней десять проводил в Москве серьезную практику, и я тогда впервые реально почувствовал эти особые буддийские энергии, вкус просветления тибетского буддизма.

Участвовал в ретритах Геше Тинлея - он был представителем Далай Ламы в России, даже жил у моего отца в Новосибирске одно время. От него шло это чувство нетты - сознательной любящей доброты, я физически ощущал тепло его сердца. Очень интересные были практики по развитию буддийской диалектической логики, когда он предлагал спорить, выдвигая некий буддийский тезис, провоцировал спор и побеждал в нем.

Затем я учился и получил посвящение у такого учителя, как Богдагеген - это третье лицо в буддийской иерархии, практика Будды медицины. Одна из его духовных миссий на земле – с помощью определенных практик поддерживать границы между мирами, воплощенным и развоплощенным. Этот человек 60 лет занимался медитативными практиками - от него шла такая сила, такие заряжающие энергии!

Ну, и конечно, чрезвычайно важны для меня были мои поездки в Индию, общение с учителем Шри Мукти Ишвара Бхагаваном - его еще зовут Кальки. Он входит в институт 108 Махатм – мудрецов Индии. Это такой синклит духовных вождей, они раз в четыре года собираются на празднование малой Кумбхамелы, а раз в двенадцать лет – на празднование большой Кумбхамелы.

Там решаются все духовные вопросы страны и мира. Махатмы определяют, кого принять, а кого не допустить в свою работу. К примеру, Саи Бабу они не допустили к себе, считают лжеучителем, рассматривают как шоумена. Когда он попытался принять участие в Кумбхамеле, они не дали ему перейти через мост, ведущий в ашрам – выставили поле энергии, как щит.

- А эти духовные учителя разбираются в вопросах психологии? Ваш учитель Кальки, например? Или это чисто медитативная работа?

- Безусловно, они разбираются и в вопросах психологии, и вопросах качеств, которые тебе мешают на пути к успеху. Система Кальки, например - потоковая. Я вижу там и даосизм, и реформированный индуизм, и современную психологию, и систему Кришнамурти, и буддизм.

Это синтез всего самого эффективного, что создано людьми в вопросах управления собой. Это учение о преодолении страданий через просветление. Оно очень эсхатологично, но оно отнюдь не уводит из мира. Цель Кальки – создать отряд просветленных, чтобы помогать миру именно в этот тяжелейший эсхатологический период перехода в новое состояние. Я месяц обучался в его ашраме.

Там есть практики перепросмотра всех своих жизней, когда ты ложишься и освобождаться от бремени своих ошибок – кому ты причинил боль, кто тебе причинил боль, ты всех прощаешь. Есть практики мантры, хатха-йоги, дыхательные практики, медитация, практики самопознания, практики пребывания на священном камне, практики на ходьбе, когда ты ступнями соприкасаешься с природой, входишь с ней в глубокий контакт, и много чего еще.

У меня тогда был кризис жанра в написании книг, и Кальки сказал мне: ой, даже не беспокойся, тебе так много предстоит - и путешествий, и книг, и всего! Правда, мой долг в том, что я пока не написал отдельной книги, посвященной ему. Но это еще впереди - книга о моих учителях.

Учение Кальки – это особая практика преображения тела, изменения клеток головного мозга, включение всего мозгового потенциала, это работа с состоянием радости, просветленности, полной осознанности, тотальной открытости.

Его система подготавливает людей к переходу в новое состояние - в стадию Шестой расы. Кальки учит, что в последние времена люди смогут передавать другим знание просто наложением рук на голову - дикши, только не все это смогут воспринять.

По его учению, пороговым годом для человечества станет 2012-й. И он готовит к этому сроку отряд просветленных людей, чтобы через них состояние пробуждения получило все человечество. Это очень серьезная школа, я многое взял оттуда для своей системы.

Я был и в международном центре медитации в долине Кулу, общался с тамошним мастером, с его учениками, встречался с разными бродячими йогами, был в Дхармасале на службе, которую проводил Далай-Лама. Оттуда я вывез книгу Калачакры, и мы в своем издательстве сделали ее перевод. Кстати, это первый перевод в России Калачакры - сокровенного учения о преображении человеческого духа.

И, конечно, большое влияние на меня оказал Баба Вирса Сингх, с которым я встречался очень мало. Этот учитель придает огромное значение будущей России - он имел видение Христа, и оно глубоко его поразило. У него в ашраме стоит статуя Христа, ее чтут, о ней так трогательно заботятся, даже на зиму одевают потеплее – такая живая человеческая любовь. Были у меня и глубокие православные встречи с монахами в монастырях, когда я искал глубинных форм работы с молитвой – это тоже драгоценный опыт. Это то, что касается, восточных практик.

Но были и западные. Я был на встречах, когда приезжал Роджес, был на семинарах уже упоминаемого Курта Чампиона Тойнча, который разработал метод психогенетики, анализа родовой кармы и психологических программ, которые нам передают все ближайшие родственники с материнской и отцовской стороны. Это такая генограмма, которая показывает, какая психологическая программа переходит к тебе, влияет на твою жизнь, и от чего ты должен освободиться. Очень полезная система.

Но наиболее ценными из всех западных систем для меня стали спиральные динамики Криса Кована и ноэтическая система Алекса Кея. Это глубоко оригинальная интеграция всех существующих психотехник и практик. Они соединяют в себе современный прагматический подход и духовные практики древности.

Они используют и традиционные и новейшие знания о мозге, нейрофизиологию, связаны с эволюцией человека - это эволюционная психология, учитывающая все многообразие человеческих типов. Скажем, фрейдизм – это ведь всегда копание в прошлом. С моей точки зрения, простым сообщением того, что ваша проблема лежит в прошлом, не высвобождается никакая энергия, как думал Фрейд. Наоборот, нередко это закрепляет негативные программы, подмешивая в них чувство вины.

Работа с патологической психикой совершенно мне не интересна, я специализируюсь на психофизиологическом здоровье, самореализации, реализации глубинного потенциала. Конечно, многие современные психоаналитики ушли от узкой модели Фрейда, психотерапевтические техники обогатились, но, по большому счету, это блуждание по одному и тому же кругу.

Система гештальта – работа с ближайшим настоящим, то, что в психологии называется термином «здесь и теперь». НЛП – работа с ближайшим настоящим. Но ноэтика включает в себя работу с прошлым, и с настоящим и человеческим будущим только не ближайшим, тактическим, но и отдаленным, стратегическим. Кроме того, эта система вообще помогает выйти за пределы времени. А ведь в человеке есть глубинные структуры, относящиеся к вечному, бессмертному, духовному началу.

Алекс Кей, его система самоидентификации, или позитивного сознательного отождествления человека с той или иной ролью многое прояснила мне в работе над собой. Важным было само понятие идентификации – ложной и истинной. Истинная идентификация – это осознанное самоотождествление с высокими аспектами опыта, более высоким уровнем Я.

Вначале оно поселяется как идея в голове, потом проникает в область груди – в эмоции, в экзистенциальные ощущения, потом переходит в тело, в движения, жесты, манеры, телесные ощущения. Стало понятно, и как работать с ложными идентификациями. Иногда психологи работают на рациональном уровне – а что толку, если проблема укоренена в теле?

Истинное растворение ложной идентификации должно происходит на всех уровнях, по всем трем этажам. Из ума убираются негативные идеи и заменяются позитивными убеждениями, на эмоциональном уровне – это работа с психотравмами, с застойными эмоциональными состояниями, и на физическом уровне – тоже. Ноэтические динамики – это, иными словами, осознанные эволюционные изменения в направлении самопознания и совершенствования, более высоких уровней разумности.

Это интегрированный опыт всех восточных и западных практик и психотехнологий. Я разрабатываю русскую версию этой школы, с опорой на русский менталитет, ценности, традиции, православие, язычество, конкретно-исторический характер, психические особенности.

Я довольно много занимался также театральными техниками, изучал систему Станиславского. Много путешествовал по сакральным местам силы - у меня есть своя теория работы с ними. Когда попадаешь в такое место, там существует некий параллелограмм сил, и если сумеешь найти его и пропустить через себя этот поток, меняется твой внутренний вектор. Места силы направляют тебя в нужном направлении, корректируют твой путь.

Строго говоря, каждая жизненная ситуация имеет свое место силы. Если ты его займешь, там совпадают место, время и направление потока. Если ты не знаешь, куда тебе идти, это место силы может тебе указать твой вектор силы. Я много практиковал этот подход, он очень эффективен, и многим людям помогает, с кем я работал. Это метод Кастанеды, с которым был знаком Алекс Кей.

Ну, и, разумеется, у меня был опыт посещения некоторых тренингов по коучингу.

- Кстати, насколько эффективным вы считаете этот метод в смысле саморазвития?

- Коучинг – это очень полезный метод, он умело соединяет прагматику и духовность. Психология и особенно психотерапия в основном заняты вашими проблемами и мало помогают вам в достижениях конкретных целей.

А коучинг отжимает все лишнее - все твои проблемы - и помогает перенастроить психику на достижение успеха – в бизнесе, в жизни, в политике, где угодно. Это прицельная система достижения целей. В этом смысле коучинг - чрезвычайно важный этап науки о саморазвитии, многие почувствовали его потенциал, много коучей появилось.

Он учит людей учиться, развиваться, сопротивляться, побеждать – это как в спорте, ориентир на чемпионство, сопровождение твоего движения к цели. Наша школа зачастую отбивает интерес к учебе - а коучинг его возвращает.

Из современных психологов мне интересны Ковалев, Зеланд, Клюев, его «Сознательная эволюция человека», мой товарищ Володя Майков – его деятельность по объединению всех трансперсональных движений заслуживает огромного уважения. Нравится Владимир Козлов, его работа с кризисной личностью. Психология, эзотерика, йога, буддизм, Кастанеда, Гурджиев, даосизм, православие – все эти практики я изучаю.

- А каков ваш личный секрет саморазвития, ваше ноу-хау? Что вы лично от себя добавили в эту копилку?

- Я работаю над синтезом, сплавом всех названных мною систем и над адаптацией их к новым условиям. Например, Гурджиев много говорил о необходимости бодрствовать, наблюдать, осознавать себя, но он привнес в работу такой аспект жесткой воли, который зачастую сказывается на людях как система насилия. Возможно, что он с учениками что-то корректировал – но в текстах мало осталось, только какие-то намеки.

Где-то он говорил о нежной воле, но это надо копаться, выискивать. В изложении учеников его система - это очень жесткая дрессура человеческой психики, силовое давление. Это, во-первых. Во-вторых, для управления собой абсолютно необходимо умение создавать осознанные автоматические программы, позитивные образы - доминанты. Нельзя создавать себя неприятием себя, путем насилия, негативных эмоций.

Возможно, Гурджиев это учитывал. Но его система на практике слишком жесткая, болезненная, ломающая сознание. Хотя, как рассказал мне Алекс Кей, биографы Гурджиева выяснили такой интересный факт: он одно время, еще достаточно молодым, лежал в больнице, где была большая библиотека по нейрофизиологии, все лучшее на том момент - Павлов, Сеченов, Ухтомский. И все это было им глубоко проработано - учение о рефлексах, учение о доминантах.

Чтобы правильно действовать, необходимо иметь внутри позитивный образ этого действия. Представьте: вот идут два человека, и вдруг ситуация выбора - горит дом, плачет ребенок. Один бросится и спасет ребенка, а второй пройдет мимо. Почему? Потому что в одном из них заложен образ, что надо выручать, спасать, даже ценой своей жизни, а в другом: почему я, зачем мне это нужно, моя хата с краю! Так работают внутренние образы действия. И с определенного момента я увидел их силу.

Затем - роль позитивных эмоций, которые приходят не просто в виде вознаграждения за усилия, но необходимы еще и до усилий, как попутный ветер, который несет твой парус к цели. Поэтому я создавал такую систему, в которой присутствует не только наблюдатель и осознавание, но все это освещено позитивными эмоциями, есть постоянная связь с эмоциональным центром, как радость, как аванс в саморазвитии.

Одним кнутом психику к работе не принудишь! Нужна система мыслеобразов – надо не просто помнить себя, но и создавать яркие позитивные мыслеобразы, и растворять негативные. Иногда эти позитивные образы осознанно работают, иногда автоматически выстреливают и ведут к правильным действиям.

Я в своей системе исходил из того, что человеческое сознание – очень сложный прибор, и однообразный алгоритм механически повторяемых ритуалов и предписаний ему не подходит для самоуправления. Алгоритм должен быть богатым, живым, включающим много практик – и в то же время не слишком сложным. Переусложнение не годится, сложностей человеку и так хватает.

Внутренние действия должны быть простыми, а переживаемые состояния – богатыми и яркими, приносящими радость. Сложность как богатство, а не как сумма противоречий. Потому я собрал воедино несколько разных систем: технику самонаблюдения, образ человека-экипажа – модель самоуправления, которую я нашел в йоге и у Гурджиева, и существенно доразвил. Кучер-наблюдатель управляет экипажем, едущим из пункта А в пункт. Но он не просто едет, он должен что-то переживать в процессе, и сумма затраченных усилий должна быть достаточной, чтобы экипаж доехал до цели.

Время и энергия, потраченные на поездку, возвращаются через положительные переживания, через осознание смысла своей деятельности. Я связал образ, смысл, целеполагание, миссию, дыхательные практики, практики осознавания, практики позитивных состояний, технику работы с внутренними ощущениями. И я применил это в создании разных сценариев жизни.

Берн хорошо разработал эту практику сценариев жизни, но это осталось в рамках психологии, психотерапии, анализа уже существующих сценариев и выхода из них. А как самому быть хорошим режиссером, сценаристом и актером своей жизни, как применять это в бизнесе, в целеполагании?

Этого нет, этим коучинг пытается заниматься, но очень часто коуч – это просто система рациональных советов, умных разговоров. А я в процессе коучинга привожу сотни методов, техник, практик, которые реально изменяют сознание и твою психофизиологию, прямо здесь и теперь.

- Что вы вчера читали на ночь и почему?

- Вчера? Газеты просматривал, психологические журналы, смотрел что-то в Интернете. Ну, а вообще, поскольку моя профессия связана с саморазвитием, то круг чтения очень широк – от поэзии, политической или научной статьи до эзотерического трактата, религиозной литературы, ЖЗЛ, книг по культуре, философии. Я уж не говорю о психологической литературе. А, что называется, для души я читаю хорошую поэзию, смотрю современную прозу, люблю исторические романы.

- Вы и художественную литературу считаете инструментом саморазвития? Кто из писателей в этом смысле вам особенно близок?

- Безусловно, это инструмент саморазвития, причем универсальный. Достоевский, Толстой, Данте, Гете, Шекспир – это реальные мастера, супертехнологи в области саморазвития и совершенствования человека. Булгакова люблю - мне очень близка вот эта тема мастерства, умение оставаться мастером в самых жестких условиях, несмотря ни на что.

В юности ценил Джека Лондона, Хемингуэя – писателей экстремальных, пороговых состояний сознания, сверхусилий. Люблю Германа Гессе, Борхеса, Кастанеду – все это замечательные «раздвигатели» границ реальности. В поэзии – Пушкин, Гумилев, Заболоцкий, Киплинг… И мой отец, крупнейший и недооцененный поэт XX- начала XXi века. Я активно издаю и продвигаю его книги и переводы.

- А обычный человек может работать в тех же состояниях реальности, что и гении?

- Обычному человеку это трудно, ему просто не хватит энергии пропускать сквозь себя токи такого напряжения. У гения другие органы чувств, у него океан силищи – в расчете на его сверхзадачу. У обычного человека другие задачи.

Первая: понять, что он хочет, и что из того, что он хочет, действительно можно сделать. Вторая задача – изучить свои энергетические ресурсы, остановить траты энергии и начать процесс ее накопления. Затем - осознать свою миссию, даже если она не значительна. И в ее и осуществлении найти свою долю счастья.

- Какое еще из искусств вы считаете важнейшим с точки зрения психологии саморазвития? Что используете в этом смысле для работы?

- Музыку! Моцарт, Шопен, Вивальди, Рахманинов, хорошая традиционная этническая музыка – все это тоже великолепные формы медитации. Я ценю и старый добрый рок периода 70-х – многие там чего-то касались. «Beatles»-это гармония, свежесть, солнечный свет, радость юности. «Pink Floyd», «King Crimson», сложная симфомузыка – Rick Wakeman,«10СС»– все это мощная, высокоэнергетическая музыка.

Авторскую песню люблю в ее лучших образцах – Вертинский, Высоцкий, Геннадий Жуков, Николай Шипилов – все это песни силы духа, метафизический прорыв в иные реальности. Порой музыкальная тема или хорошие стихи мгновенно переносят тебя в те сферы, куда ты не может прорваться путем долгой осознанной медитативной работы. Твое сверх-Я пробуждается мгновенно - не всякий эзотерический трактат тебе это даст.

Огромную роль в моей жизни играют путешествия – и на Восток, и на Запад. Прикосновение к сакральным местам силы, о чем я уже говорил. Великие города со священной историей – Париж, Рим, Барселона, Стамбул – Царьград. Индийские города, где я бывал. Египет. Там ты ходишь и незримо видишь этот великий, неостановимый, ужасный и величественный поезд истории, его неуклонное движение, с нами или без нас.

Казалось бы, ты не можешь влиять в нем ни на что… Но вот ты вносишь какой-то один свой толчок, к нему присоединяются другие люди – и исторический процесс уже идет по-другому. Ты можешь немножко этот мир улучшить. Совсем чуть-чуть. Даже великим учителям не под силу было его исправить – но улучшить его они могли. И мы должны это делать.

Стоит только чуть приподняться, и ты увидишь смысл истории. Он - в сложном отборе, отсеве, селекции. Сейчас история выглядит как деградация, ужасное упрощение всех смыслов, распад. Но это лишь гримасы Кали-Юга. Это естественный эволюционный период перехода человечества в новое качество. Расслоение людей на готовых и не готовых к эволюционному скачку.

Такая «порча нравов» уже не раз происходила на земле. То, что в 19 веке казалось немыслимым грехопадением, воплощением пошлости – канкан, например – сегодня воспринимается как изящный, артистичный, чуть ли не целомудренный танец. На фоне стриптиза-то! Теория относительности в действии. Я в юности, помню, читал рассказ Юрия Трифонова «Обмен». Там герой мучился какими-то сложными моральными проблемами, это выглядело как ужасное падение. А сейчас все это такая норма! Сегодня гораздо худшие вещи никого не удивят и не остановят…

- Как вы думаете, вся вот эта Кали-Юга с ее информационными перегрузками, потрясением основ морали и неимоверным убыстрением скоростей – это для всех нас всех тренинг чего?

- Тренинг адаптации, саморазвития, позитива и креативности. Это как тренинг экстремальных нагрузок для сильных. А для слабых – гибель. Мы не можем понять смысл истории, кроме идеи отбора. Но мы можем для себя выбрать в этом хаосе главный вектор, константу и режим – и держаться их. Скорость изменения огромная, информационная усвояемость очень низкая.

Это как смотреть кино в очень убыстренной прокрутке. Если ты внимателен, ты поймешь, о чем это. Если нет – так ничего и не сумеешь понять. А ведь ты еще и участник этого кино!

Современная жизнь – это тренинг устойчивости, тренинг человечности и сверхчеловечности в лучшем смысле этого слова, тренинг расширения сознания. Проблема в том, что сейчас негативные установки передаются как вирус, какими-то неведомыми импульсами.

Если ты незащищен, твой иммунитет будет нарушен, и ты сам не заметишь, как станешь примитивнее, грубее, утеряешь какие-то тонкие настройки. Массовое оглупление – серьезная эпидемия. Противостоять ей можно лишь одним способом - развивая свое сознание.

- Как вы уживаетесь с мыслью о смерти? Боитесь? Изучаете? Как-то трансформируете?

- Чем дольше, тем больше ее чувствуешь. По молодости ее боишься, но как-то не особо веришь в нее. А с годами начинаешь жить с ней, готовиться и спокойнее принимать ее величественную неизбежность. Моя задача – подготовить свой дух, собрать всю свою энергию позитива, чтобы выстрелить им затем как ракетницей, в более высокие слои реальности.

Мне тут наша семейная подружка говорит: вот вы с женой все время воркуете - вы что, хотите прожить жизнь и умереть в один день? А я ответил: да нет, ты знаешь, я хочу, чтобы Ольга подольше пожила. Какое-то такое спокойное чувство возникает – ты набрал свой опыт, ты сделал, что мог, и нечего бояться.

Ты как бы борешься всю жизнь с противником, который когда-то тебя одолеет, он сделает невозможным условия твоего пребывания в этом теле. Но зато потом ты уйдешь в ту область, где он тебя не достанет. Он может отнять только внешние атрибуты жизни. Это как холод, который приходит, и ты вынужден кочевать в область тепла. Но он же не может твой дух умертвить!

Только в том случае это возможно, если ты не рос, не развивался, отдался инерции - вот тут возможна и смерть духа – вторая смерть, потеря монады, по эзотерике. А если знаешь, что делать, и делаешь это, а смерть все равно неизбежна – не стоит особо переживать на эту тему. Меня беспокоит одно – успеть максимум того, что я хотел бы сделать, пока есть время.

- А вы это делаете для себя или для других?

- А вот даже трудно сказать! Тоже стоит какая-то программа, которую нужно обязательно реализовать. Я не могу допустить, чтобы она реализовалась не до конца.

- Сексуальная энергия, с вашей точки зрения, должна как-то участвовать в процессе саморазвития? Как должен выглядеть осознанный подход к ее использованию?

- Сексуальная энергия- это базовый инстинкт огромной силы. Ее можно превращать в более высокие формы, сублимировать, но вообще-то это энергия жизни. Есть разные способы распорядиться ею. Один из худших – непросветленная аскеза. Это когда дико закомплексованный мужчина так всю жизнь и проживает девственником, или женщина – старой девой. Это бессмысленный и мучительный застой энергетических процессов.

Другой полюс – сознательная аскеза, монастырская, духовная сублимация этой энергии, трансформация ее в высшие формы. Есть разные способы управления сексуальной энергией. Тантра, например, дает высшие формы психофизического наслаждения, помогает человеку открыть новые состояния духа в любви. Если же ты эту силу бесконтрольно растормозишь, отпустишь в себе, она возьмет тебя в плен, и ты станешь ее рабом. А если ты ее будешь подавлять – она деформирует тебя. Тело начинает стареть и болеть. Все зависит от задачи человека.

- Вам какие женщины нравятся - красивые или умные?

- А в женщине главное – не ум, а ее душевные качества. Если женщина по-настоящему душевная, естественная, открытая, если в ней свободно дышит ее природа, то она всегда кажется красивой, что-то в ней светится. Я в женщине ценю прежде всего это. Живость, открытость, незажатость, тепло. А если она очень красива, но холодна, то ее красота искажается, портится. Как говорят, дьявол – в деталях. В оттенках, в пропорциях и сочетаниях. Тут единой формулы нет. Чудесно, когда женщина красива, умна и душевна.

Но если выбирать между душевной и красивой, я выберу душевную. Бывают красивые женские особи - по сути, полуживотные, у них заблокированы высшие органы. Иметь дело с такими травматично, и остается какое-то скверное послевкусие.

Кстати, большинство нормальных мужчин обходят красивых и холодных. Душевная, нежная, открытая, излучающая свет – вот лучшие качества для женщины. Женский русский архетип – Василиса Премудрая. Желательно, она же - Прекрасная. Но главное – Премудрая, своей мягкой и теплой женской мудростью.

- Вы счастливы? Что такое для вас - счастье?

- По большому счету – да. Но всегда есть, куда двигаться… Счастье – это состояние радости здесь и теперь. Это солнечный свет перспективы впереди - это тоже важно, он освещает твое настоящее. И это чувство спокойной совести, когда оглядываешься назад, и есть ощущение, что сделал, что мог. Даже если и ошибался, то делал несчастным только себя. А значит, эти ошибки были тебе нужны. Вот эти три времени в одном и составляют для меня счастье.

- Вы умеете сознательно входить в него?

- Вся моя система – это путь к просветлению, к реализации твоих глубинных потенциалов. А просветленный человек имеет нечто большее, чем счастье - он имеет блаженство. Это вся полнота счастья. Это не просто твое субъективное состояние счастья, а подъем в надличностное. Счастье – это категория все же земная. А блаженство – это когда подымаешься в духовную область, где нет смерти…

- Что вы будете делать, когда придет старость?

- Надеюсь, что она в полном смысле не придет. Я буду работать. У моего отца есть стихи: «никогда бы не знал я, что старость прекрасна, если б сам не почувствовал осени вкус». Какой бы я хотел, чтобы была моя старость? Пример я вижу в своем отце. Ему 76 лет. Он в отличной физической и творческой форме, много ездит, много пишет, много бывает на природе, даже физически много работает. Утром в течение часовой зарядки отжимается 150 раз (!) Творчески плодотворная, спокойная, свободная от суеты и открытая для нового осень человека.

Ему уже не нужно куда-то спешить, и оттого ему проще многое увидеть, понять и почувствовать. Острое поэтическое ощущение мира, свободное от страстей, осознанное, гармоничное, полное служения Богу – что может быть лучше! Так что старость – это тоже хорошо. Хотя, конечно, мне очень нравится мое теперешнее зрелое состояние. На сегодняшний день – это лучшая пора в моей жизни.

Беседовала Марьяна Разина

29.07.2007


Работа над собой