Нужно ли посещать психолога. Мифы и предубеждения россиян по поводу психологов

Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 

В XVIII-XIX веках психология как наука делала еще свои первые шаги и она не обладала той популярностью, которой пользуется сегодня. В XX  веке интерес к психологии резко вырос.

Правда, этот интерес  больше носит не академический, а прикладной характер. Люди стали увлекаться популярной психологией столь активно, как никогда не было в прошлые века человеческой историей.

С чем это связано?

Во-первых, люди стали все больше понимать истину, выраженную словами  профессора Преображенского из повести М.Булгакова: «разруха в головах».  Сегодня все большему количеству людей становится ясно, что многие  внешние проблемы и трудности, переживаемые нами, есть отражение наших внутренних  психологических сложностей и дефектов.

И что на зеркало в общем-то пенять нечего. И психология, особенно практическая, позволяет нам не просто увидеть, что наше безденежье или неудачная никчемная жизнь созданы нашим неправильным мышление о мире и о себе, но и найти конкретный выход из конкретных обстоятельств.

Во-вторых, практическая психология помогает человеку, живущему в наше сложное, агрессивное время, полное стрессов и вызовов лучше адаптироваться к подобной обстановке и научиться воспринимать эти вызовы и трудности на психологическом уровне более  спокойно  и взвешенно.

В-третьих, люди начали чувствовать и понимать, что внутренний мир необычайно богат и интересен и его познание ничуть не менее увлекательно, нежели познание мира внешнего.

Практическая психология открывает возможности не только понять этот мир нашего сознания, (и подсознания также!), но и преобразить его, сделать лучше, богаче, полнокровнее.

Если познание внешнего мира не позволяет его немедленно изменить и улучшить, то познание себя, постижение, кто мы есть на самом деле, во многом улучшает и гармонизирует наше сознание и личность.

В-четвертых, практическая психология для людей с ослабленным религиозным чувством, далеких от церкви  или атеистов по убеждению все более и более начинает выполнять функцию религии, которая в мире, особенно западном, постепенно остывает по своему накалу и уменьшается по влиянию.

Человек, испытывающий потребность побывать у психолога на консультации на самом деле хотя бы отчасти переживает то, что ощущает верующий, прошедший через исповедь – ту же потребность излить душу, испытать катарсис, освободиться от бремени негативных эмоций.

Только для того, чтобы такое освобождение произошло, нужно, чтобы психолог, проводящий консультацию, умел проводить сеансы глубинной релаксации, избавляющие от ненужного напряжения, владел психотехниками и методами, освобождающими от боли и проблем.

Какие мифы существуют в России по поводу психологов и психологии?

Несмотря на то, что интерес к психологии в России постепенно растет и психологов посещают все большее количество людей, нельзя сказать, что психологов  здесь очень любят.

Каждому, кто проводит с клиентами психологические консультации или тренинги, приходилось сталкиваться со случаями предвзятого, скептического и откровенно негативного отношения к профессии психолога со стороны самых разных людей.

Лично я проводил следующий эксперимент: размещал одну и ту же свою статью на разных площадках в Интернете и при этом подписывал её то как директор Центра практической психологии, то как кандидат философских наук.

И что вы думаете? – в первом случае нередко появлялись резко негативные комментарии, абсолютно необоснованная, почти хамская критика статьи, причём не за содержание, а за то, что она написана психологом! Во втором случае оценки читателей были куда более позитивными.

Подобная ситуация случилась  со мной, достаточно известным психологом, написавшим 26 книг и  350 статей, имеющим большой сайт, сотни раз выступавшим по телевидению и в СМИ.

Можно представить себе, насколько более сложная ситуация у начинающих психологов, которые осмеливаются дать кому-то совет, активно участвуют на форумах или тем паче напишут статью на темы, выходящие за узкопрофессиональные рамки!

Мне не один раз приходилось слышать от своих, более  молодых коллег слова сожаления: «Обидно за профессию».

Вполне возможно, что в России к психологам ходят редко в связи с большим количеством мифов и предубеждений, существующим у населения по поводу нашей профессии.

Поразмыслив над ситуацией, я решил обобщить все эти  мифы и предубеждения по полезности  консультирования у психолога, которые существуют сегодня в сети и в жизни у современных жителей России.

Но не просто обобщить, но и оспорить их, поскольку эти мифы неконструктивны и далеки от реальности.

Миф первый. Неощутимость пользы, которую человек может получить, посещая консультацию психолога.

Немалое количество людей, живущих в современной России, убеждены, что от бесед с психологами нет никакой пользы, поскольку её (пользу) не пощупаешь и не измеришь.

Действительно, посещение психолога, даже самого хорошего не прибавляют человеку напрямую богатства, счастья, удовольствия или образованности.

На консультации можно получить знание о том, что нужно сделать, чтобы приблизиться к богатству, гармонии или счастью.

Там можно получить понимание, что нужно делать и как себя вести в сложной ситуации, как снять стресс, как  освободиться от психотравмы и депрессивного состояния, как  научиться вести себя более уверенно и получить импульс к самостоятельной работе над собой, приближающей нас к мечте и совершенству.

Потому неправильно говорить, что польза от консультации психолога неощутима. Еще как ощутима, только по-особому и не сразу, часто не в тот же миг, а уже после, когда правильные советы получены и применены на практике.

Тогда к человеку возвращается ушедший супруг, он находит себя на работу, улучшается финансовая ситуация, раскручивается сложный узел взаимоотношений, в борьбе двух альтернатив побеждает правильное решение!

 Миф второй. В результате консультации, какие бы умные и хорошие советы человек не получил, быстрых и желанных изменений в жизни не происходит – все остается примерно тем же самым.

 Если в жизни человека все очень серьезно запущено, изменения к лучшему происходят не столь быстро. А бывает и так, что никакая консультация или сто консультаций ничего не могут изменить в жизни человека, если он, например, требует от специалиста невозможного.

У меня, например, были клиенты, которые настаивали на том, чтобы я за две-три консультации помог им стать миллионерами, обеспечил бы снижение веса на сорок (!) килограмм или дал бы такие советы, которые помогли бы выйти замуж за олигарха.

Разумеется, подобные нереалистические ожидания не могут произойти ни с одним клиентом, даже если с ним бы работали бы такие знаменитые психологи как  Фрейд, Юнг или Роджерс одновременно.

Но когда запросы клиента реалистичны (например, он хочет разобраться в своих сложных взаимоотношениях с супругой, погасить конфликт с сыном, сделать выбор между двумя почти равнозначными альтернативами или снять стресс) профессиональный психолог может помочь клиенту изменить ситуацию и его отношение к ней в лучшую сторону.

Третий миф или предубеждение по поводу возможного посещения психолога с целью консультации состоит в том, что сильный человек должен справляться со всеми своими жизненными проблемами самостоятельно.

Люди, разделяющие это убеждение (предубеждение) считают, что, обращаясь к психологу, они демонстрируют другим свою слабость.  Убежден, что следующие доводы позволяют  опровергнуть это предубеждение.

· Психологов регулярно или периодически посещали самые разные сильные, реализованные люди, которые не стеснялись поведывать об этом остальному миру.

Среди них – президент США Билл Клинтон, русский философов Иван Ильин и множество бизнесменов, спортсменов, актеров, актрис, представителей шоу-бизнеса.

· Самый крупный политик или миллионер, заболев, вызывает врача, который лечит его тело. Если ему приходится совершать экстремальное путешествие, во время которого он заблудился, то он без всяких комплексов он обращается к инструктору.

В точности также он обращается к юристу-консультанту или к адвокату, если заблудился в юридических сложностях.

Почему же проблемы психологического характера, корни которых в сознании – сложнейшем природном инструменте, чье строение почти неизвестно для обычного человека, нужно обязательно пытаться решить самому?

Ведь это похуже самолечения!

· То же самое можно сказать о привычке игнорировать обострившиеся психологические проблемы, воспринимать их как нечто несерьезное или терпеть их до последнего, но к врачу не обращаться.

Это все равно, что терпеть зубную боль или приступ аппендицита, который может закончиться перитонитом. Человек, следующий такой стратегии, обречен на очень серьезные проблемы в будущем.

· Попытка справиться со сложными психологическими проблемами, опираясь на советы друзей и родственников, может быть вполне эффективна, если среди них есть профессиональные психологи.

Если таковых нет, то в лучшем случае вы получите чисто конкретную житейскую, а может быть и материальную помощь («не учите меня жить, а лучше помогите материально») или сочувствие, но на психологическом уровне есть риск сделать серьезную ошибку, пропустить благоприятный случай, потерять драгоценное время.

· Религиозно настроенные люди убеждены, что место психолога, выслушивающего доверительный рассказ клиента должен занимать священник, личный духовник, который способен выполнить задачу исповеди намного лучше.

Но психологическая консультация – это не исповедь, хотя отчасти функции этой формы работы с людьми в деятельности психолога присутствуют.

Священник может дать верующему или сомневающемуся человеку импульс к усилению веры, которая поможет человеку справиться со свалившимися на него трудностями.

Но как он может быть полезен в решении психологических проблем того же атеиста, кроме совета принять веру и быть ближе к церкви?

Кроме того, священник не будет вникать в ваши сложные психологические проблемы, особенно если они связаны с темой любви, взаимоотношений с противоположным полом, профессиональной самореализацией, неудачами в области финансов и карьеры.

Исповедь и духовная беседа со священником играют важную роль в жизни верующего человека, но она не может заменить психологической консультации, назначение которой – решение психологических, а не духовных и даже религиозных проблем.

Четвертый миф или предубеждение, связанное с возможным посещением психолога вызвано  опасением, что некие психологические манипуляции и психотехнологии, проводимые таким специалистом, могут повредить нашей психике.

Малокультурный юмор по адресу психологов возводит эти опасения в абсолютную степень, выстраивая примерно следующую логическую цепочку – психолог – психиатр – псих – меня сделают психом эти психологи (психиатры).

Что можно сказать тем, кто опасается психологов и хохмит в их адрес примерно этим способом?

Психология отличается от психиатрии тем, что занимается психологическими проблемами людей с сохранной психикой.

В точности также настоящие профессионалы-психологи отличаются от шарлатанов и дельцов от психологии тем, что никогда не применяют деструктивных психотехнологий, которые могли бы негативно сказаться на психике других людей.

Кроме того, не стоит преувеличивать вред, который могут принести человеку различные психотехнологии. Вред происходит только в том случае, когда эти манипуляции проводятся над человеком многократно.

Однократное проведение любой психотехники не может разрушить человеческую психику. Она сотворена великой природой с большим запасом прочности.

Более того – мы сами постоянно применяем к самим себе самые разные, иногда весьма сильные  и не всегда полезные психотехнологии.

Мы заставляем себя делать то, что нам не нравится, создаем в голове самые разные мысленные образы, нередко негативно окрашенные, отдаем себе самые разрушительные внутренние команды, программируем себя на неудачи.

При этом мы не боимся отрицательных последствий подобного мыслетворчества.

По зрелому размышлению  любой, непредвзято мыслящий человек придет к выводу, что опасаться нужно не психологов, а своих собственных ошибок, упорстве в негативном мышлении и самопрограммировании.

Разумеется, если психолог – это профессионал, а не дилетант, который тоже, увы, встречаются в нашей профессии. Как впрочем, в любой другой.

Миф пятыйпсихологи не помогают, а только зарабатывают деньги.

Обычно эта фраза произносится с куда большим осуждением, чем, если речь заходит о продавцах любых других услуг.

Отчасти подобные оценки труда психологи связаны с тем, что его труд в отличие от труда парикмахера или работника металлоремонта невещественен и потому его результаты трудно оценить.

Кроме того, люди,  настроенные против психологов почему-то убеждены в том, что «за разговоры вообще платить не нужно».

В ставшем популярном сегодня романе Бориса Левина «Психолог» один из персонажей, не желающий платить моему коллеге, консультирующему его жену, так и говорит: «Это, что, просто проговорил час и 500 рублей ему надо платить?!».

Действительно, один из основных инструментов работы психолога с клиентом – это слово, произносимое во время доверительной беседы.

Но помимо психологов с помощью ученого слова оказывают населению услуги множество профессионалов из самых разных областей – адвокаты, юристы-консультанты, менеджеры по продажам, переводчики, врачи, юмористы-сатирики, радиожурналисты…

Так же как писателей и поэтов («не продается вдохновенье, но можно рукопись продать») никто не обвиняет их за то, что они зарабатывают на слове.

Что касается денег, которые получают психологи за свою работу, то тут нужно поставить все точки над i.

Во-первых, труд психолога, по-настоящему болеющего за свое дело и искренне переживающего вместе с клиентами за их проблемы – очень тяжелый, травматический, нередко болевой труд.

Любой серьезный и успешный психолог не может не сочувствовать своим клиентам, иначе люди быстро поймут его равнодушие и отстраненность и попросту перестанут к нему ходить.

Вместе с эмоциями сопереживания, симпатии, сочувствия психолог пропускает через себя такие объемы чужого негатива, психического яда, проблем, какой просто не снится обычному человеку с его среднестатистическими эмоциональными нагрузками.

От такого психического облучения посторонним психоэнергетическим ядом можно запросто заболеть, причем подобные случаи в среде психологов нередко бывают.

Самыми распространенными болезнями, от которых умирают психологи, являются, согласно статистике, болезни сердца – главного органа сопереживания.

Один мой коллега, отвечая тем критикам психологов, которые утверждают, что они «наживаются на чужой беде», заявил:

«Они, наверное, хотят, чтобы мы были святыми, отдающими себя людям без всякого вознаграждения. Но мы люди такие же, как они, только наш продукт неочевиден. Всякий, даже неочевидный труд должен быть оплачен.

Иначе это не профессиональный труд, а какая-то благотворительность или общественная работа. Всякий, кто жил в России в советское время помнит, что от общественной работы всегда отлынивали».

Полностью присоединяюсь к его мнению. Плата за труд психолога призвана хотя бы каким-то образом компенсировать те напряжения и потери, которые психологу приходится нести во время своих «погружений» в психологический хаос и мусор другого человека.

Эта плата по определению не может быть большой и регулярной.

Бизнесмены и экономисты, изучавшие проблему зарабатывания денег, на примере психологов утверждают, что это – «мелкий и не очень благодарный бизнес».

Продажа своих профессиональных услуг, которые осуществляет практический психолог, с точки зрения денежных оборотов и выгоды несопоставима не только с продажей нефти, но и с торговлей колбасными изделиями.

Причем психологи в России зарабатывают в разы меньше, чем психологи на Западе. Самые высокооплачиваемые российские психологи зарабатывают не больше, чем бизнесмены, относящиеся к нижней границе среднего класса.

Но для этого им надо иметь психологические центры с разветвленной сетью филиалов, большой клиентской базой, включая корпоративных клиентов, множество популярных книг на психологические темы, сайты с большим количеством интересного материала.

Те, кто просто консультируют людей, находятся в куда более сложном положении и зарабатывают еще меньше.

 Потому обвинения в корыстолюбии, предъявляемое по отношению к российским психологам несправедливы и предвзяты, а главное основаны на полном незнании реалий жизни.

На самом деле их труд существенно недооценен.

Просто предмет их труда – человеческая душа, и положительные изменения, происходящие с ней, столь сложны, что измерить их эффект гораздо сложнее, чем определить результативность другой оплачиваемой услуги в материальной сфере, будь то медицины, юриспруденция или финансы.

Миф шестой, исходящий из диаметрально противоположной оценки работы психологов в плане их способности зарабатывать деньги и учить успеху.

Носителями этого специфического взгляда на российских психологов выступают представители бизнеса (как правильно крупного) и чиновничества.

«Чему меня, миллионера, может научить психолог, который зарабатывает в сто раз меньше меня и который с точки зрения успеха нуль по сравнению со мной?» – говорит в моем присутствии долларовый миллионер.

Если встать на его точку зрения, то он прав – ни один психолог не может с ним состязаться по количеству заработанных денег. Но психолог – не конкурент бизнесмену в деле накопления богатства и не герой гламурных тусовок.

Если же он все время проводит на телепередачах и светских раутах, то когда он будет работать с людьми?

Хороший психолог может помочь состоятельному человеку, завоевавшему хорошие позиции во внешнем мире, укрепить и сгармонизировать внутренний мир, о котором он знает гораздо больше, чем любой бизнесмен.

 Что касается денег, то на претензию бизнесмена, что он, психолог, мол, зарабатывает меньше среднего бизнесмена, и потому неправомочен ничему учить и советовать, можно ответить следующим примером.

Тренер национальной сборной, под руководством которого было выпущено множество олимпийских чемпионов, сам на соревнованиях покажет результат едва ли выше первого разряда.

Но тем не менее его советы, понимание психологии спортсмена и продуманная стратегия подготовки помогает другим стать первыми в мире спортсменами.

Потому к психологу нужно идти не столько за помощью в достижении чисто внешних материально-карьерных целей, сколько за помощью в гармонизации своих внешних достижений с внутренними ценностями.

Миф седьмой – к российских психологам лучше на консультации не ходить, поскольку лучшие психологи – на Западе, а те, что у нас – эпигоны, мало, что умеющие делать.

Действительно, родина практической психологии – Запад. У нас всерьез консультировать людей и проводить психологические тренинги начали только четверть века назад.

Однако никогда не соглашусь с тем, что в России – слабые психологи (хотя таковые безусловно есть, как впрочем в абсолютно любой профессии).

Мы всегда быстро и хорошо учились любому ремеслу, идущему с Запада, а потом побивали тамошних специалистов.

Россия – страна, главным качеством которой является душевность, гуманитарная составляющая, способность понять, принять и сочувственно отнестись к любому человеку.

Последние два десятилетия российские психологи учились самым разнообразным направлениям западной психологии.

Однако, изучив эти направления, многие отечественные психологи не стали эпигонами европейских или американских систем, а попытались развить, углубить и творчески переработать их на национальный лад.

Появилось множество интересных систем – российский психоанализ, восточная версия психоанализа, НЛП по-русски, российский гештальт.

В таком переработанном виде эти системы воспринимаются нашими людьми гораздо лучше, чем, если бы их преподавали в чистом виде.

 За последние  десятилетия появилось немало чисто российских авторских психологических систем, интересных школ, оригинальных направлений.

Так что говорить о вторичности российских психологов никак нельзя, наоборот, их креативность, полет творческой мысли, глубина разработок растет из года в год. Появляются новые книги, психотехники, тренинги, подходы к работе с человеком.

Кроме того, нельзя забывать, что только российские психологи способны по существу понять психологические проблемы жителя России.

Мне неоднократно приходилось наблюдать, как начинали «плыть» ведущие западные мастера, которым приходилось публично работать над психологическими проблемами какого-нибудь нашего клиента или высказываться по поводу российской психологии, культуры, общественной жизни.

Обычно в таких случаях они всегда выдавали на-гора нечто более абстрактное и далекое от наших реалий, в точности также, как это делают какие-нибудь западные аналитики, политологии и правозащитники, которым приходится комментировать российские текущие события.

Обратим внимание на то, что ни одна западная психологическая школа, попытавшаяся создать здесь свою штаб-квартиру или многочисленный филиал, не преуспела в этих замыслах.

В лучшем случае подобным филиалом руководят психологи, живущие в России, которые работают с людьми по местным, а вовсе не предписанным извне западным законам.

Скажу больше – по моему глубокому убеждению и жизненным профессиональным наблюдениям даже, средние российские психологи, а отнюдь не звезды работают с психологическими проблемами российского человека значительно лучше, нежели  зарубежные мастера психологии.

Восьмой миф или предубеждение исходит из диаметрально противоположного взгляда на практическую психологию.

Согласно ему к психологам не нужно ходить на консультации потому, что это явление чисто западное и потому чуждое нашим национальным особенностям, культуре и традициям.

Представителям этой точки зрения психологическое консультирование антипатично в силу своей непривычности и неукорененности в нашей истории. Кому-то кажется странным отдавать себя и свою личность в руки каких-то специалистов, чтобы они копались в нашей частной жизни.

Кому-то это не нравится потому, то они не хотят ничем походить на американцев, которые, по их мнению, чуть что бегут к психоаналитикам. Кому-то не хочется, чтобы их осудили за увлечение «не нашими» ценностями другие люди.

Действительно, психологи и психологические консультации – это новое явление нашей жизни, которому от силы 25 лет.

И как всякое молодое явление – оно несовершенно. Но, во-первых, зафиксируем ещё раз – российский психолог – это порождение нашей жизни, а отнюдь не американского влияния.

И методики, которыми он пользуется, во многом русифицированы и превращены в наши российские подходы.

Во-вторых, очень многое, что мы имеем в нашей жизни, пришло к нам в результате культурно-исторического обмена из других стран и регионов.

 Так христианство и институт священников пришли на Русь из Византии, большая часть которой находилась на территории Малой Азии, а институт адвокатуры целиком пришел из западного мира. Но сегодня мы не воспринимаем ни священников, ни адвокатов как нечто чуждое и непривычное для нашей жизни.

Двадцать лет в масштабах большой истории – секундный промежуток времени.

Стоит немного подождать и вопрос о непривычности феномена практической психологии отпадет сама собой.

Миф девятый, который я называю русской авось-психологией.

Он основан на подсознательном, а иногда на сознательном убеждении многих наших соотечественников в том, что какие бы серьезные жизненные и психологические проблемы у них не имелись, лучше бы в них не вмешиваться и не пытаться их решить, особенно, если подобная попытка предполагает хотя бы какие-то усилия.

Все пройдет само собой, ничего делать с проблемой не нужно, вмешиваться в естественный ход вещей – значит вредить самому себе и собственному будущему.

В основе этого убеждения (предубеждения) обычно лежит самая махровая лень, вместе с прекраснодушными мечтаниями о том, что все будет хорошо, составляющая суть русской обломовщины.

Те, кто убежден, что не стоит вмешиваться в естественные процессы своей жизни бывают правы только в тех случаях, когда эти процессы благоприятны, то есть все идет хорошо.

Именно о таком естественном порядке вещей, любое вмешательство в который приносит только вред, говорят древнекитайские мудрецы.

Но если так называемые естественные процессы доставляют вам боль – не вмешиваться – значит усугублять боль. В лучшем случае вы на время загоните проблему вглубь себя.

Так что если вы ощущаете, что у вас есть какие-то серьезные психологические проблемы, на них нужно реагировать сразу.

Если вы знаете, что нужно делать, и уверены, что не навредите себе, действуйте самостоятельно.

Если у вас стресс – отдыхайте, если депрессия – переключайте внимание на какие-то позитивные увлекательные цели и занятия, а если конфликт, то ищите возможность грамотно из него выйти.

Но если у вас ложная, запутанная ситуация и вы знаете, как из нее выйти и что делать, советуйтесь с тем, кто может вам помочь – с другом (подругой), с родственниками, с независимыми умными людьми, с психологом. И не бойтесь – хуже не будет.

Гораздо вероятнее, что будет только лучше.

Миф десятыйя и сам знаю, что мне нужно делать в моей жизни, а психолог не скажет мне ничего нового.

Аргумент сильный, если человек не просто знает, что ему нужно делать, но и может это делать и реально делает. Знать в данном случае – это знать не только, что надо делать, но как делать.

Иначе говоря, знать – это мочь. К сожалению, большинство людей, разделяющих это предубеждение против психологов, не могут сознательно и успешно творить свою жизнь, а просто самоутверждаются, в зародыше отвергая мысль, что какая-то там психология способна им помочь.

Да, посещение психолога – это не есть пятигодичное посещение Академии или курс Кембриджского университета.

Вполне возможно, что пройдя психологическую консультацию вы не получите никакой новой информации в смысле чисто механических знаний.

Однако вы можете получить иной, абсолютно новый для себя взгляд на свою личность, жизненную ситуацию и психологические проблемы.

Вы можете получить также освобождение от негативных психоэмоциональных состояний и психотравм.

Кроме того, на консультации психолога вы сможете узнать пути решения своих проблем, новые психотехники и полезные психологические методы.

Иначе говоря, вы можете получить ключ от двери, которая очень долго не открывалась. А это само по себе очень много.

Мы рассматривали самые распространенные мифы по поводу психологов и ненужности посещения психологической консультации.

Однако нельзя не сказать о еще одном, одиннадцатом по счету мифе или предубеждении, которое существует в России, и с которым мне приходилось сталкиваться.

Согласно  ему, психологи заинтересованы в человеческом неблагополучии и людских психологических проблемах, поскольку именно эти проблемы составляют хлеб и заработок психолога.

Есть клиенты – есть гонорар за консультацию, нет клиентов – нет и денег.

Насколько справедлив этот последний упрек? Настолько, насколько объективен тот, кто задает этот вопрос. Наверное, такие психологи есть.

Как есть и корыстолюбивые адвокаты, стоматологи, специалисты по снижению веса, инструкторы по вождению и вообще все, кто оказывает какие-либо платные услуги.

Делающий подобные предположения забывают, что весь мир держится обменом, балансом спроса и предложения.

Если есть услуга, значит, есть и потребность в услуге. Если у кого-то психологические проблемы, значит, есть тот, кто может ее решить.

Кому-то из специалистов-психологов приятна сама работа, нравится процесс решения психологических проблем, кому-то нравится, прежде всего, получать за это деньги.

Психологи не лучше и не хуже других специалистов, поставленных в условия рыночной экономики, где для того, чтобы выжить, необходимо продавать свои знания, силы и труд.

Убежден, что подавляющее большинство моих коллег заинтересовано не в умножении неблагополучия, которого и так в нашей жизни сверхдостаточно, а в его уменьшении.

Ведь если страна впадет в дикость и духовное варварство, то кто будет ходить к психологу?

Наоборот, рост числа посетителей и потребителей психологических услуг возможен только в случае, если страна находится на подъеме.

Тогда людям начинает хотеться подтянуть себя до уровня этого подъема, избавится от своего психологического неблагополучия и обрести личную гармонию.

Наверное, хорошо подумав, можно  найти  еще какие-либо предубеждения против психологов, существующие в обществе.

Не лучше ли попытаться жить без предубеждений и постараться использовать в своей жизни  замечательную науку?


Работа над собой